Узин

Аэродром Узин

1972 ГОД

 МУЖЕСТВО И ЛЕТНОЕ МАСТЕРСТВО, ПРОЯВЛЕННЫЕ ЭКИПАЖАМИ ТУ-95 ДАЛЬНЕЙ АВИАЦИИ ПРИ СПАСЕНИИ СОВЕТСКОЙ ПОДВОДНОЙ ЛОДКИ
    В феврале 1972 года советская подводная лодка РКП К-19 возвращалась из автономного плавания. Командир - капитан 1 ранга Кулибаба Виктор Павлович.
    На очень большой глубине за полчаса до подъема на лодке произошла авария. В девятом отсеке, где расположены каюты личного состава, под большим давлением рванул факел огня. Вахтенный успел поднять людей и доложить в центральный пост. Десятый отсек оказался отрезанным от всех. Из остальных энергетических отсеков вытаскивали людей и передавали наверх.
    Когда лодка всплыла, она оказалась на поверхности воды без хода, среди жестокого шторма. Девятый отсек горел, восьмой горел, седьмой был загазован, температура в нем была за сотню градусов, шестой - загазован, пятый отсек затоплен и загерметизирован. Любая попытка перейти из десятого отсека в центральный пост вела к смерти.
    Для оказания помощи подводной лодке, терпящей бедствие вдалеке от родных берегов, срочно потребовалось доставить в этот район специальные аварийные средства. Это могли сделать только стратегические самолеты Ту-95.
    Командующий ДА генерал-полковник авиации Решетников поставил командиру 106 тбад задачу: "Для выполнения задания государственной важности выделить из дивизии два лучших экипажа".
    Генерал-майор авиации Артемьев Борис Иванович (в то время капитан, помощник штурмана АЭ 1006 тбап) вспоминает об этих событиях:
    "...поздно вечером меня по тревоге вызвали на КП дивизии. Прибыв на КП, увидел здесь несколько летных экипажей. Командование дивизии работаю над картой. Непрерывно раздавались звонки телефонов ЗА С. По обстановке чувствовалось, что предстоит серьезное задание.
    Через несколько минут командир дивизии определил для выполнения задания экипажи Ту-95 К (командир Мельников, штурман Артемьев) и Ту-95М от 409 тбап.
    Задачу он поставил кратко: "В районе (командир указал координаты) наша подводная лодка терпит бедствие. Вылет на аэродром Североморск немедленно! Там подвесят груз, который вы должны сбросить в указанна* районе. Желаю успеха! " С КП мы поехали сразу же на аэродром. Самолеты уже были готовы к вылету. В Североморске на наши самолеты подвесили груз в НА С-90. уточнили район бедствия. выдали позывные кораблей ВМФ и метеобюллетень.
    Погодные условия были крайне тяжелые: облачность десять баллов высота верхнего края облачности 11000 м, нижнего - 150 м, волнение моря в заданном квадрате 5-6 баллов.
    Оторвавшись от последнего края нашей земли на Кольском полуострове, мы понимали, что запасных аэродромов для нас не существует. Ведущий пары - наш экипаж.Понимая, что вся ответственность за выход в район бедствия на мне, собрал нервы в комок и приступил к штурманским расчетам.
    Через некоторое время после прохода траверза Ирландии мы вышли на радиолокационный контакт с кораблями. Приняли решение снижаться парой под нижнюю кромку облаков. Вышли точно. На высоте 150 метров увидели под собой океан, волнение поверхности воды доходило до 5-6 баллов. Впереди подводная лодка, рядом с ней наш противолодочный корабль. А вокруг, как коршуны, американские военные корабли. Более того, когда мы открыли люки, подлетел патрульный самолет ВМС США "Орион" и стал мне под бомболюки.
    У меня уже был опыт: наш экипаж не раз летал в Атлантику на разведку авианосных соединений США. Знал их нахальство. Пришлось немного по маневрировать на предельно малой высоте парой. Груз сбросили. Пробили облачность вверх, вернулись в Североморск. Нам снова подвесили груз, и после небольшой подготовки опять 15-часовой напряженный полет в район бедствия.
    Как позже стало известно, 12 человек во главе с офицером Б. Поляковым в деспотом отсеке были замурованы 23 дня. Связь с ними поддерживалась благодаря телефону образца 1916 года. Ему не нужны были источники питания, требовалось только крутить магнето.
К подводной лодке подошли наши корабли. Аварийную команду заменила группа подводников из другого экипажа. Лодку буксировал спасатель "Алтай", их сопровождали наши корабли охранения.
    18 марта лодку прибуксировали в базу. Капитан 1 ранга Кулибаба, его заместитель по политчасти Веремьюк и боцман Красников свою лодку не покидали.
    Моряков из десятого отсека стали выводить под руки с завязанными глазами, некоторых выносили на носилках. Все 23 дня они находились в кромешной темноте и холоде на аварийном пайке, и все это время надеялись на спасение.
    А наши два экипажа, выполнив два маршрута, вернулись в Узин. Несмотря на большую секретность задания, в гарнизоне узнали, с каким риском были связаны наши полеты.
    Главнокомандующий ВВС выразил всем членам экипажей благодарность. Я за высокое летное мастерство от его имени получил ценный подарок — транзисторный приемник "Селга".
    Летали мы не за наградами, а для спасения своих товарищей по оружию..."


 

Из книги о дальней авиации

Назад